Отправлено Harhor от ср, 06/05/2015 - 16:44

"Стример"

В начале двадцать первого века стримерами (от англ. stream - поток) называли операторов, ведущих трансляцию с места событий, или геймеров, которые проходили компьютерные игры в прямом эфире.

Алекс показывал Софье, как умирает её кумир, а я читал Библию. По-настоящему читал, не притворялся, иначе зрители почувствовали бы подвох. Глазной дисплей синхронизировал информацию с планшетом в руках, отслеживая горизонталь взгляда. Это сдвигало текст на экране по мере чтения.

Алекс и Софья сидели в креслах по обе стороны от дивана, на котором развалился весь такой я. Сын сбросил на гугольглас матери две видеозаписи убийства - от лица маньяка и от лица жертвы, при этом зловеще ухмылялся, а она ругала его, причитала, но заворожено смотрела. В особо страшные моменты кривила ртом и наверняка затемняла картинку.

А я проговаривал текст Библии вслух, чтобы заглушить возгласы родни.

- "Всё мне позволительно, но не всё полезно; всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною..."

В моём стриме полно лишних зрителей, потому я пытался их прогнать. Отнюдь не столько, сколько следило за похождениями маньяка, которого обожал Алекс. И не так много, как на канале убитой этуали - любимицы Софьи. До сих пор тысячи фанатов пялились в чёрный экран мёртвой модницы, обсуждая её гибель в комментариях! Мне до такой популярности очень далеко.

Но всё равно нужно прогнать тех четырёх незнакомцев, что лезли в мою жизнь. Я видел их "аватары" внизу гугольгласа, а они видели всё, что меня окружает.

Отключать трансляцию запрещалось, мы были навечно привязаны к сети, следили друг за другом - таков выбор цивилизации, таков наш удел. Проходя через затылок, уши и глазницы, гугольглас единой полупрозрачной линзой описывал окружность, в центре которой - человеческий мозг. Раньше у нас были два глазных яблока и малый угол обзора, как у большинства животных. Теперь глазной дисплей - это наш проводник в реальный мир и в интернет. Через него мы видели мир на триста шестьдесят градусов вокруг себя, и передавали всю визуальную и звуковую информацию зрителям. Порой очень неохотно. Каждый мог подключиться к кому угодно и смотреть чужими "глазами" сколько пожелает.

Учёные и политики твердили: это ради нашей безопасности, ради всемирного благополучия, спокойствия, мира. Так нам говорили. В школе и по государственным стримам. И эту штуку теперь вживляли новорождённым. Зато больше не было слепых.

- Боже, какой ужас! Когда его поймают? Это же чудовище! - Софья театрально потрясала перед собой руками.

- Не поймают! - усмехался Алекс. - Он всегда умело скрывается с места преступления! Бандану в этот раз нацепил вокруг дисплея! Круто, да? Большую часть времени проводит в темноте!

- Жутко, просто жутко!

- Поэтому у него прозвище Слепой! - взахлёб рассказывал сын. - Он вслепую выбирается из передряг! Потому что отлично всё планирует! Так что вся эта система стримов бесполезна против настоящих гениев!

- Алекс, он убил че-ло-ве-ка! Это ужасно! Тебе нельзя такое смотреть, никому нельзя! Такие стримы давно пора запретить! Артур, скажи ему!

- Слушай мать, - буркнул я, продолжая читать и следить за своими зрителями. Один отвалился. Осталось три.

- Артур!

- Ну ведь круто же он ей горло перерезал, мама! Брутальненько!

- Алекс!

Ещё один зритель испарился. Возможно, пошёл смотреть на то самое брутальненькое. Оставшиеся двое, видать, ждали, когда появится моя жена "в кадре". О, я давно уже понял, что эти извращенцы смотрят мой стрим только ради этого. Я никого не интересовал, а вот Софья, несмотря на полноту и, простите за мой технический, небольшой износ после сорока пяти лет службы, ещё набирала пять-шесть десятков извращенцев в своём стриме. Не считая пары дюжин из наших с Алексом. Причём дисплеем сына чаще пользовались днём, а моим - только по ночам. В надежде на то, чего у нас с Софьей давненько уже не было.

- "Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела!" - наставительным тоном зачитал я, посматривая на зрителей.

- Алекс, ты с ума сойдёшь от такого стрима! Что твои друзья смотрят? Им родители это позволяют? Смотреть на убийц! Смотреть их "глазами"!

- Твои глянцевые ванильные стримы не лучше! - ответ с другого кресла. - Хорошо, что этих "зазвездившихся" выслеживают такие маньяки-стримеры, как Слепой.

- О вкусах не спорят! Я же не критикую твои... комиксы, которые ты там...

- Как это не критикуешь?

- ...рисуешь, как псих! Одна расчленёнка и кровожадность! Подписчиков тебе это не прибавляет почему-то!

- "Идол в мире есть ничто"! - громко зачитал я.

Пока мы гомонили наперебой, я подумал, а не возобновить ли поиски работы. С ума можно было сойти, сидя днями с этой семейкой. Но реальность такова, что я проигрывал на собеседованиях тостерам - искусственному интеллекту: роботехника лишила большинство людей рабочих мест, хотя на приличные пособия по безработице грех жаловаться.

Сын дистанционно, через стримы, учился в художественной школе. Жена всю жизнь работала актрисой удалённо: предоставляла мимику через домашнюю систему motion capture.

Денег на нужды хватало.

Гугольглас показал, что ещё один зритель исчез, но вернулся предыдущий.

- Почему они не уходят? - плаксиво пропел я. - Я так хочу, я так хочу, любимая...

- Неужели ты думаешь, что Библия их отвлечёт? Наивный! - сдала меня с потрохами жена. - Идёшь в туалет и на стенки смотришь, делов-то.

- Дешёвый приём, пап. Надо, как я, включать максимально тяжёлый музон. А смущаться перед теми, кто останется, - это уже себя не уважать.

Софья вот не стесняется собой делиться - подумал я, заглянув в стрим жены: она орудовала пилочкой для ногтей. Ещё в кадр попадала моя лысина на подлокотнике дивана и дугообразный планшет в руках над ней. Сорок восемь людей смотрит на это, господи! В основном мужского пола, но и женщины там не лучше. Ещё больше, когда моя жёнушка принимает душ. А ведь стоит только в этот момент самому к её стриму подключиться, хоть на секундочку, крику будет, словно к ней в кабинку проникла крыса!

Жена ушла на кухню проверить успехи робота. Этим штукам до сих пор нельзя доверять.

Я вернулся к своему гугольгласу - к тексту, пережившему тысячелетия. Вот! Один зритель остался на канале, другой, наверное, отчалил за Софьей. Что ж, наиболее терпеливому - награда. В наше время показывать средний палец самому себе стало нормой.

Не мог я больше терпеть! Убрал планшет, вскочил с дивана и засеменил в туалет.

Там я включил воду в умывальнике и подставил руку под тёплую струю. Вошло в привычку: так было легче, когда наблюдали...

Процесс пошёл, но появились ещё зрители. Прибавлялись и прибавлялись. Тридцать три, нет, пятьсот шестьдесят, нет, больше десяти тысяч! Число стремительно росло.

Глюк, подумал я. Наверняка глюк. Или троллейботы. Даже во время нашей свадьбы не было столько...

Жена загомонила на кухне, но разобрать слова не получалось из-за шума воды и прочего журчания.

Когда я опустошил бак, число зрителей перевалило за десять миллионов. Точно глюк. Мой краник столько собрать не мог: недостаточно большой, недостаточно смешной. Хотя из-за прогрессирующей "зеркальной болезни" они могли видеть только вершину айсберга, да-да.

- Куда исчезли все стримы? - восклицал Алекс. - Что с сетью?

- Где мои зрители? - ныла Софья. - Что произошло? Раз - и испарились все!

- У меня тоже глючит стрим! - крикнул я, голос заскакал от кафеля.

Потом открыл окно комментариев и замер, остальная панорама дисплея показывала стены вокруг меня.

Или не глючит...

Выходил из туалета я уже с двадцатью миллионами зрителей.

- Чертовщина...

- Папа, я только твой стрим вижу. Только он доступен.

Софья шла из кухни, жестикулируя перед собой рукой - дурная привычка повторять зрительные команды по управлению интерфейсом дисплея. Сказала:

- И я его вижу, а остальные - нет. Даже твоего нет, Алекс.

- Меня, похоже, все видят, - сказал я треснувшим голосом.

- Что-о? - воскликнула любимая. Таким тоном можно было резать вены.

- А ты сама посмотри.

И воцарилась тишина. Я трясся, беззвучно усмехаясь, хотя по спине бегали мурашки.

Тридцать восемь миллионов зрителей. Многие из них, значит, стали свидетелями того, как я облегчаюсь, подставив руку под струю воды. Мой маленький секрет стал достоянием общественности.

Софья и Алекс подключились к моему стриму, они видели всё то же, что и я. Панорама дисплея отображала нашу квартиру: жена стояла на пути в кухню, сын выглядывал из дверного проёма гостиной. Мы находились в тёмном коридоре, источники света - лишь окна кухни и комнаты. Мои близкие видели количество зрителей и могли читать комментарии к моему стриму. Уже было свыше семи тысяч новых сообщений.

- Какого. Блин. Хрена, - пробормотал Алекс, отступая в зал. А Софья неподвижно застыла посреди коридора с широко открытым ртом.

В комментариях писали: пропали все стримы; одни горевали, что невозможно ни к кому подключиться, другие - что лишились всех зрителей; не могли вспомнить, когда последний раз подобное случалось; ныли о том, как подвёл "Гуголь", как достал всех; ворчали про скучный стрим и уродливых людей в нём; спрашивали - кто этот стример Артур, кто эта женщина и тот пацан; подкатила тяжёлая артиллерия в виде националистов, расистов, сексистов, различных троллей, а также полчища иностранцев, повторяющих то же самое на других языках; редкие знакомые спрашивали меня лично, что происходит; некоторые кричали, что знают мою жену - актрису; люди жаловались на прерванные трансляции матчей и секса, родители не могли контролировать детей, многие попросту теряли деньги; "почему так темно?", "какие уродливые обои", "что за жирная блоха?", "её насилует человек-невидимка", "верните стримы", "призовите Легион", "почему этот стрим уцелел?" и тысячи других комментариев.

Софью стошнило на дисплеях у пятидесяти миллионов зрителей.

***

Вскоре за мной пришли некие товарищи в чёрном, суровой наружности. Трансляция на весь мир их не смущала. Вежливым тоном предложили проехать к мэру, обсудить ситуацию, так сказать.

Алекс и Софья заперлись в комнатах, выходить отказывались. Предатели!

Пока меня везли через город - мир биосинтетических материалов, нержавеющих сплавов и стекла - количество зрителей достигло восьмисот миллионов. Девятьсот, когда пожимал руку мэра в конференц-зале. Миллиарда, едва дождались представителей корпорации "Гуголь". Сам президент страны глазел на меня с телестены.

Ни у кого из присутствующих на открытой конференции никогда не было столько зрителей, но больше всех нервничал я, часто протирал салфетками голову, чтобы не пачкать каплями пота дисплей, через который смотрели сотни миллионов. Всё никак не мог сосредоточиться.

Насколько я знал, "Гуголь" - крупнейшая корпорация в мире, разработавшая массу полезных вещей, но больше всего известная как создатели гугольгласов и системы стриминга. Внедряли систему ещё с начала двадцать первого века, но только к семьдесят пятому году окончательно "привили" панацею от всех бед каждому человеку на этой планете. Оснастили необходимой техникой роддомы и больницы, создали сервисные центры в каждом захудалом городке даже в странах третьего мира. Часто выпускали обновления, боролись с хакерами, троллейботами, спамботами, вирусами.

Принудительный стриминг игнорировал право человека на личную жизнь, но делал общество защищённым, как никогда. С этим сложно поспорить: статистика показывала снижение преступлений почти до нуля по сравнению с былыми временами. Не стало войн, практически не встречалось террористов; редких изобретателей бомб хозяева годами держали изолированными от общества, чтобы не выдавать через другие стримы своё местонахождение правительственным войскам. Существовало немало способов скрыть преступления даже при открытом стриминге, но рано или поздно правосудие настигало каждого наиболее опасного для социума преступника.

Про корпорацию болтали многое, но она действительно не жалела средств на то, чтобы сгладить любые углы. И я сейчас не про великолепную техподдержку, которая могла "прискакать на белом коне" и помочь со сломанным дисплеем, будь вы хоть на орбите планеты, хоть на дне Марианской впадины. О, столько историй! Но я имею в виду то, что "Гуголь" работала для народа, а не для кого-то там сверху. Никого над ними и не было. Штаб-квартира - на искусственных островах в нейтральных водах Тихого Океана. Корпорация была настолько богата и мощна, что диктовала свои условия с лёгкостью мирового монарха. И нейтральность - его корона. Хотелось верить...

Чиновников и президентов тоже вынудили стримить свою жизнь. Борьба с коррупцией и множеством других проблем, как побочный эффект.

Поговаривали, даже правительства стран не знали того, что им не продаёт "Гуголь": координаты каждого из стримеров, сколько дней или лет хранятся записи. Кто, в конце концов, смотрит стримы сотрудников корпорации? Это порождало массу теорий. Самая популярные - с искусственным или инопланетным разумом во главе.

Так что же произошло со стримами теперь? Почему они исчезли?

Похоже, никто не знал ответа. Представители "Гуголь" заявляли:

- Судя по всему, система стриминга подверглась атаке неизвестной вирусной программы. Мы хотим подчеркнуть, что это предварительная версия произошедшего. Наши аналитики всё ещё диагностируют неполадки, ищут проблему и планируют её устранение.

Они повторили это не раз. Передовое средство массовой информации в виде меня набрало ещё два с половиной миллиарда зрителей за сорок минут беседы.

- Мы сразу же отключили систему электрошока, иначе все стримеры бились бы сейчас в конвульсиях. Компания "Гуголь" в первую очередь заботится о безопасности пользователей. Мы понимаем, чем это чревато, поэтому рекомендуем дождаться восстановления стримов и воздержаться от незаконной деятельности...

Президент воспользовался моментом и потребовал огласить координаты потенциальных преступников. "Гуголь" в который раз отказала в этом запросе. Большую часть встречи собеседники ломали друг о друга копья, пытаясь придти к консенсусу.

- Смеем заверить: лучшие мировые программисты делают всё возможное, чтобы...

Выгуголи, подумал я. Переливание из пустого в порожнее продолжалось бы и дальше, но, наконец, заговорили о том, почему именно мой стрим уцелел.

- Безусловно, мировой рекорд по единовременному пребыванию в одном стриме, - сказал представитель компании "Гуголь". - Мы проанализировали известную нам историю субъекта и пришли к выводу, что его стрим уцелел фактически по случайности. Судя по всему, виной тому ошибка при установке обновления прошивки. И наглядное доказательство минимального наличия ошибок в наших системах. - Представитель позволил себе растянуть губы в улыбке терминатора. - Год назад с данным пользователем случился неприятный инцидент. Вышел из строя его гугольглас. Помните такое, Артур?

- Да. Меня ударило током. Я чинил кухонного робота. Наверное, неправильно чинил.

Миллионы смайликов в комментариях.

- Верно. Тогда его дисплей отключился. Стрим прекратил трансляцию. Потом его каждые десять секунд ударяло нашим встроенным электрошоком - сами знаете, такая мера предосторожности при отключении стрима. Наши специалисты в кратчайшие сроки прибыли на место происшествия и оказали помощь.

Я кивал, укачивая четверть населения планеты.

- Забавный факт: субъект получил удар током во время установки обновления прошивки. После того, как стриминг восстановили, наш специалист проверил установленную прошивку и не заметил никаких проблем. Однако они имелись. Стрим нашего субъекта потёк через новое русло - по отдельной линии, через отдельные ретрансляторы, которые мы почти никогда не использовали. Поэтому когда сегодняшняя проблема коснулась централизованной сети, она не задела Артура. Так получилось, что он обслуживался по тестовой линии. Которую теперь активно защищают от новых вирусных угроз.

- Я не хакер, вирусы не распространял, - поспешил сказать я. - Но я не против, чтобы мой стрим тоже отключили. Мне не нужна популярность. Раз все без стримов, то и мне не нужно.

Господа, так сказать, присяжные загудели, обсуждая ситуацию. Только представители "Гуголь" сохраняли спокойствие.

- Исключено, - без стыда и совести заявил выгуголь. - Нам очень жаль, что это вызывает неудобства. Но мы никого не освобождаем от стриминга. К тому же зрители нуждаются в личностном участии. Придётся вам потерпеть, это не займёт много времени.

И снова началась мантра о заботливой корпорации "Гуголь". Работали на публику. Фальшиво, так фальшиво.

- Вы что, даже остановите меня от суицида? - перебил я собеседника. - Если у меня возникнет такое желание. Положите мою голову в баночку, чтобы продолжить трансляцию? На штатив установите?

Взрыв в комментариях. Бесцветным, как мозг, голосом выгуголь продолжал:

- Артур, мы минимизируем глобальное вторжение в вашу жизнь, насколько сможем. От лица всей компании я приношу вам наши извинения за временные неудобства. Всё будет компенсировано. Правила ужесточать для вас никто не будет, вы вольны, как и раньше. Сами распоряжаетесь своей жизнью, настройками стрима, сами решаете, что показывать, а что нет. Я так полагаю, вас сюда никто насильно не тянул. И мы рады, что вы откликнулись на наш зов, помогая нам и всем зрителям.

Президент тоже пообещал, что меня вознаградят за услуги. Мэр распорядился приставить ко мне круглосуточную охрану.

В конце встречи все стремились из вежливости пожать мне руку.

Комментаторы напомнили, что я не помыл её после туалета.

***

Домой я возвращался под усиленной до абсурда охраной: около двух десятков автомобилей сопровождения. Тонированные окна, флажки, мигалки. Где-то высоко рокотал вертолёт.

- Перекрыли дороги, - заметил по мобильной связи Алекс.

- Мы переживаем за тебя, - добавила Софья.

Ещё она многократно повторяла "Ничего, жизнь продолжается!", только заклинание не работало.

- Ты же хотела популярности! - После мэрии я всё никак не мог остыть.

- Глупости.

- Теперь ты первая леди, гордись!

Сын фильтровал комментарии, выуживая наиболее интересные:

- В городах народ буйствует. Демонстрации, протесты, толпами ходят, погромы устраивают. Военных не хватает, чтобы усмирить всех.

Автомобиль катил через подозрительно опустевшие улицы.

- В сети куча видосов, - продолжал сын, вебсёрфствуя. - Люди громят магазины, поджигают машины. Даже у нас в городе. Только что под окнами толпу дубинками разогнали!

Наши стримы были привязаны к страничкам в единой соцсети. Оттуда все прознали моё имя и адрес, которые нельзя было скрыть. Как жить при таком раскладе?

- Избивали людей, только чтобы они не захламляли твой стрим, представляешь? Сейчас уборочные машины тротуар от крови чистят.

- Хватит страхи всякие рассказывать! - бубнила Софья. - Всё у нас нормально. Твоя борьба против стримов не имеет смысла. Все мы - за мир и порядок.

- System must die, мама!

Устами подростка глаголит шизина, подумал я. Но не сводил взгляда со столба дыма над западной частью города. Самому хотелось что-нибудь сломать.

- Дезинформируют и нас, и зрителей стрима, - продолжал Алекс. - Вы только новости почитайте. Из независящих от государственного бюджета источников.

Машина проезжала через пустынный перекрёсток. Все светофоры показывали зелёный. Мой дисплей запечатлел пробку из сотен автомобилей, тянущуюся до горизонта. Их сдерживал кордон полиции. Кажется, там была машина скорой помощи.

- Ничего, жизнь продолжается, - робко повторила Софья.

- Ведут тебя, папа, по чёртовому сценарию, - бормотал Алекс. - К завтрашнему дню ещё дома вокруг нас перекрасят, клумбы с цветами поставят, агитки развесят. Вот увидите.

Вспомнились слова мэра: "поезжайте домой, отдохните, а мы во всём разберёмся и, если понадобится, завтра позовём вас на новую встречу, чтобы народ не волновался и был в курсе происходящего".

- А что ты от меня ждёшь, Алекс? - не выдержал я. - Мне вырезать гугольглас? Спрятать голову под землю, как страус?

"Люди нуждаются в личностном участии". Удивительно, что половина жителей планеты в моём стриме - тому подтверждение.

В комментариях я видел одну лишь критику правительства, компании "Гуголь", моей семьи и меня.

Паршиво как-то на душе. Я не собачонка, чтобы быть на поводу у кого-то! И ложь показывать не буду!

На пути кортежа выстроились в ряд семь голых мужиков с большими красными буквами на торсах - "АНАРХИЯ". Они что-то скандировали. Люди мэра начали избивать хулиганов дубинками, прогоняя с дороги. Трое телохранителей развернули пиджаки, заслоняя обзор мне и зрителям. Водитель включил музыку, объезжая место потасовки.

Моё терпение лопнуло.

- Остановите машину! - скомандовал я.

- Что ты задумал? - спохватилась жена.

После недолгих колебаний водитель подчинился.

- И не вздумайте меня преследовать! - бросил я охранникам. - Хочу побыть в одиночестве, право имею!

***

Бегом передвигался через дворы, проходил магазины, пользуясь чёрными ходами. Понимал, что возможные преследователи могли видеть то, что вижу я. Игнорировал сообщения мэра, выгуголей, сбрасывал звонки сына и жены. "Что я делаю?" - крутилось в голове.

Достало всё!

Как там говорили в комментариях? Я - беспилотный гуголь-мобиль? Ну и пусть, зато рулить я буду сам!

Топал через торговый центр, люди махали руками, дети бежали рядом и хохотали, а потом подростки, скрывающие лица банданами и масками, ворвались в здание и принялись крушить стеклянные перегородки битами. Родители кричали, волокли плачущую малышню прочь, поскальзывались, растягивались на полу.

Я выскочил через парадный выход, угодил в толпу, всюду звучало "Артур! Это Артур! Стример!", люди преследовали, теснили, а потом над улицей завис на низкой высоте вертолёт, чудовищно громыхая и поднимая пыль. Горожане бежали, прятались, спотыкались и падали.

В тёмных переулках и подъездах совокуплялись. Люди орали с балконов, разбивали бутылки. Всюду валялись поломанные роботы; некоторых подвешивали на фонарных столбах. Далеко-далеко пели полицейские сирены.

Вооружённая, чем попало, толпа двигалась по улицам, скандировала лозунги, горланила песни. Люди требовали не возвращать стриминг, запретить вмешательство в личную жизнь. Громили магазины, опустошали торговые центры, мародёрствовали. Завидев меня, начинали ещё больше активничать, громче орать, быстрее ломать вещи. Я чувствовал драйв, адреналин, желание бороться вместе с ними, "отрываться". Хохотал. Мне протягивали биту с гвоздями, я нёс её на потеху зрителям стрима, но на призывы применить в деле отнекивался, говорил, что придерживаюсь нейтральной стороны, просто наблюдаю. Не могу, не могу, простите. Меня хлопали по спине, держали за плечи, трепали, орали прямо в лицо, дыша перегаром.

Появились блюстители порядка с прозрачными щитами и дубинками-электрошокерами. Дипломатическую прелюдию пропустили, сразу начали бить всех подряд. Я пятился. Вокруг вздымались и опускались дубинки, трещали разряды шокеров; вспышки электричества освещали гримасы правосудия; люди вопили, рычали, брыкались, дрались. Громыхали щиты, встречая удары бит, досок и арматуры. Над головой пролетали камни. По асфальту катались раненные. Некоторые лежали неподвижно. Зрители всё наполняли и наполняли мой стрим. Хлеба и зрелищ, да.

Неподалёку разбился коктейль Молотова, пламя охватило двоих - полицейского и протестующего. Первому помогали товарищи, а другой несчастный слепо бежал ко мне. Я оступился и приземлился на пятую точку. Воздел руки, оттолкнул падающего человека в сторону. Пламя перекинулось на мою рубашку. Я сорвал её с себя. Потом стоял над ней, ошеломлённый, наблюдал, как она горела. Оставшись с оголённым торсом, я вдруг понял, что не хочу больше "отрываться". Сердце колотилось барабанной дробью, стучала кровь в висках, распаляли злобу окружающие и комментаторы. Но куда её направить? В этот момент раздались одиночные выстрелы. За толпой не видно было, кто в кого стреляет. Не важно. Волна людей хлынула в разные стороны в поисках укрытий. Позади - душераздирающие женские крики.

На соседней улице никого выстрелы не волновали, народ пьянствовал, веселился. Пускали салюты, взрывали петарды. Нацепили хэллоунские наряды, стали чучелами, устроили какой-то сумасшедший маскарад-карнавал. Горела перевёрнутая машина пожарной службы. Ещё с десяток почерневших и покрытых пеной легковушек дымились вокруг. На них танцевали полуобнажённые девушки. Гремели барабаны: парни стояли рядком вдоль дороги, ударяя по перевёрнутым металлическим бочкам. Скандировали лозунги, орали, что не хотят больше стримов. Моё появление всё изменило - люди начали сбиваться вокруг меня в толпу, оголяться будто бы в качестве поддержки, угощали алкоголем, шли рядом и гомонили. Дали факел, я воздел его над головой и бежал, как придурок. Отовсюду тянулись руки, будто я музейный экспонат. Одни рекламировали в моём стриме всякую туфту, другие агитировали землян объединяться против правительств и корпораций. Я усмехался, улыбался во весь рот, подыгрывал, потрясал распальцовкой в форме "козы", хлопал себя по животу. Увидел, как одного парня тошнит на решётку дождевого слива, решил не злоупотреблять напитками. Как вежливо убраться подальше, я не знал. Меня подхватили, посадили на плечи и понесли через улицу, словно какого-то героя. Откуда-то прилетел камень, врезавшись в плечо, я поспешил спуститься.

Толпа рассосалась с приходом военных. Я уходил с группой подвыпивших собеседников, которые рассказывали о своих стримах, как они на них зарабатывали и как всё потеряли, и как завидуют мне, и как удивляются, что я не пользуюсь возможностью. Но так рады, что не стал потакать правительству, а спустился с небес на землю.

Когда рядом остановился фургон и оттуда выскочили вооружённые люди в чёрных масках, я решил, что это опять полицейские или охрана мэра. Получил прикладом в зубы. Прозвучала очередь из автомата. Видимо, стреляли в воздух. Пьяные собеседники убежали. Меня подхватили, посадили в фургон, а затем надели мешок на голову.

- Господи, куда вы меня...

- Заткнись! - Сильный удар в живот.

Дальше ехали молча.

***

Софья и Алекс звонили, присылали сообщения, волновались за меня. Полицейские рекомендовали мне подчиняться похитителям, не геройствовать, обещали вычислить моё местоположение и вытащить из передряги.

Ехали мы больше часа, машина часто поворачивала, петляла. В ткани мешка были небольшие просветы, но мне это не помогало.

Где-то в глуши за городом меня выволокли из фургона. Притащили в какое-то здание. Шаги и прочие звуки отдавались далёким эхом.

Меня посадили на стул с подлокотниками, связали по рукам и ногам. Верёвки до боли не затягивали, наверное, потому что я никуда не сбегу от вооружённых до зубов людей. Стянули мешок, тотчас ослепили студийными светильниками, в кругу света которых меня усадили. Фильтры гугольгласа приспособились, позволяя рассмотреть похитителей. Они носили армейскую форму и чёрные балаклавы с прорезями для ртов и дисплеев, но по фигурам и голосам я понял - меня похитили женщины. По стеллажам с ящиками и контейнерами выходило, что мы находимся в складском помещении. Потолок подпирали стоящие рядами балки, которые были частью металлического скелета здания.

Пять бандиток, автоматы - в руках или за спиной, пистолеты - в кобурах. Одна развернула передо мной гибкий свиток-планшет, на котором каждые несколько секунд сменялся текст, а также показывался ряд цифр и банковские реквизиты. Другая держала мою голову ровно и указывала на экран.

- Жизнь этого стримера зависит от вас! Если через пятнадцать минут на этом счету не наберётся сумма в один миллиард долларов, мы убьём его! Можете не сомневаться. Скидывайте, кто, сколько хочет; его жизнь - в ваших руках!

Счёт независимого "Гуголь-Банка". Хитро. Иронично. Но отнюдь не смешно.

Женщина в маске зачитывала требование каждые полминуты. На экране планшета оно повторялось на разных языках.

Происходящее казалось дурным розыгрышем. Ну не могли же они меня взаправду... Или могли?

Сбор выкупа краудфандингом, "с мира по ниточке". Оригинально. Шустро придумали.

Похитительницы делились друг с другом информацией через гугольгласы. Шептались: "пошло-поехало", "китайцы молодцы", "его стрим подглючивает уже от количества зрителей".

- Слишком медленно! - вскричала одна из бандиток, достала из кобуры пистолет. Прозвучал оглушительный выстрел. Звон в ушах, адская боль в руке. Я с ужасом смотрел на отстреленный мизинец, свисающий на лоскуте кожи. Орал, но меня перекрикивали: - Следующими будут его медитативные шарики! Наверное, вы совсем не цените человеческую жизнь! Смотрит десять миллиардов жмотов, которым даже одного доллара жалко!

Время текло быстрее крови. Софья и Алекс рыдали и матерились.

"Помогите мне! Люди добрые! - писал я в техподдержку "Гуголя". - Вы знаете, где я! Пожалуйста!"

"К сожалению, мы оказываем помощь только по техническим неполадкам гугольглас. Но вы можете обратиться в местные..."

"Вытащите меня отсюда! - писал я службам спасения. - "Гуголь" должен выдать мои координаты! Я не хочу умирать! У меня семья!"

"Мне очень жаль, но в обмен на ваши координаты они запрашивают слишком большую сумму!" - ответил президент мне лично.

Так бесчеловечно! Столько людей знает, где я, но пытаются на этом заработать!

Время подходило к концу. Бандитки выглядели недовольными.

"Позаботьтесь о моей семье!" - отправил я президенту.

Родным говорил, что люблю их. Ничего толкового на ум не приходило. Чувствовал нехватку слезных желез. Вот он какой - конец.

Внезапно все студийные светильники погасли.

Меня убили? Вроде нет.

Встревоженные женские голоса в темноте:

- Что с электричеством?

- Похоже, проводка накрылась. Здание старое.

- Или внешний трансформатор.

Осторожные шаги, скрип дверей.

- Какого хр...

Непонятная возня. Потом раздались женские крики. Вспышки ослепляли, автоматы грохотали. Брызгали искры при рикошетах. Боже, боже, боже! Я ёрзал, вжимался в спинку стула и пытался спрятать голову внутрь себя, словно черепаха.

Почему я не остался в машине? Зачем сбежал от охраны, полез в пекло? Какой же идиот!

Во время продолжительных вспышек я увидел двух бандиток, лежащих на полу, из обеих торчали стрелы. Другие прятались за ящиками, поливая свинцом складские ворота.

- Нифига не видно! Сколько их?

- Как они видят в темноте?

- Везучие скотины!

- Папа! - раздался голос Алекса по мобильной связи. - Глазам не верю! Это же Слепой! Тот маньяк, убивающий звёзд! Он обычно использует лук и стрелы!

"Это Слепой!", "Слепой борется с похитителями!", "Это серийный убийца, который вслепую скрывается от полиции!" - комментаторы не скрывали радости, вставляли смайлики с попкорном.

- Может, он освободит тебя! - тараторил Алекс.

Ещё одна бандитка повалилась.

- Плохо дело, деваньки. Плохо дело!

- Нужно отступа... ах, чёрт, твою мать! - Затем короткий визг и тишина.

Звучала тихая матерная ругань. Перебежки от укрытия к укрытию.

- Мы можем поделить деньги! - крикнула в темноту последняя барышня. - Нет смысла меня уби...

Раздался свист - и она упала.

В темноте бродил последний оставшийся на ногах преступник.

Ну, вот и всё, подумал я. Из огня да в...

Тотчас передо мной возникло пламя зажигалки. Осветило рожу Слепого - неприкрытую дряблую кожу, которую испещряли глубокие морщины и мелкие шрамы. Рот скрывали заросли пепельного цвета. Обильная шевелюра маслянистых волос ниспадала на плечи, закрывая почти весь дисплей гугольгласа. В нём я увидел себя. И пламя зажигалки в бесконечном коридоре зеркальных отражений. Над дисплеем - бандана, а в остальном - заношенная джинсовая одежда.

- Зачем безмолвен ты, зачем... - просипел он.

- Прошу, помогите мне!

- ...Незрим, Ревнивый Отче? - повысил голос маньяк, распрямляясь. У него был композитный лук, а за спиной - колчан со стрелами. Начал обходить меня. - Зачем туманной пеленой пытаешь наши очи?

Мне тяжело дышалось. Дрожал окровавленный кулак.

- Это час нашего с тобой триумфа, - низким сиплым голосом говорил убийца.

- Как ты нашёл меня?

- Я ведь был в твоей голове, голубчик. И мне мешок - не помеха. По дорожным огням ориентировался, по звукам. О, темнота - мой друг!

- Ты убиваешь звёзд, я знаю. Мой сын твой стрим часто смотрит. Но я не звезда, я не хочу популярности, я не такой! Не нужно меня убивать, как тех...

"Где же помощь?!" - писал я в службы спасения.

Маньяк наклонил стул вместе со мной назад и рявкнул сверху вниз:

- В наше время дети не были такими испорченными, да? Спроси-ка сынишку, хочет ли он увидеть ещё одно убийство?

- Нет! - ответили мы с сыном.

- Спроси его: а как же наша борьба? Ведь до победы осталось так немного! Всего одно убийство!

Я молил о пощаде. Сын нервничал ещё больше, бесновался, ничего сделать не мог.

- Сложить оружие и перестать бороться - это он мне предлагает? - Человек бродил вокруг меня, скребя луком о бетонный пол. - И что дальше? Вернуться назад во тьму? В богом забытые ветви метро... После стольких тренировок я научился слышать лучше, чем кто-либо другой... Ибо мне мешали видеть. Мешали! Я прогонял зрителей, показывая темноту, одну лишь черноту канализаций! Это не жизнь! Это проклятье! Всё это глазное бремя, этот искусственный недуг! Терпеть я больше не намерен!

Он наклонился ко мне снова, брызжа слюной:

- Я не людей убиваю! Мы перестали быть ими, когда начали пичкать этим своих детей! Я истребляю демонов!

Приехали, подумал я. Он схватил меня за виски и столкнул наши дисплеи.

- Демонов, которыми ты одержим! Их миллиарды в тебе, разве ты не видишь? Что они тут делают? Что они делали во мне? Для какого такого блага мы обязаны страдать? Большинство людей жило в мире и спокойствии без всяких стримов! Как мы до такого докатились? Если бы только был выбор... У наших родителей он хотя бы был.

Затем вернулся весёлый тон:

- Я тебе его предоставлю! О да, сегодня мы победим "Гуголь" так или иначе! Мы изгоним демонов, дружище! Всё зависит от тебя! Пожалуйста, не переключайтесь!

Слепой отбросил лук и расстегнул ширинку.

- Что ты задумал? - со злобой спросил я.

- Двенадцать миллиардов в одном флаконе! Вот это уже мой уровень!

- Раньше он ничего подобного не делал! - плаксиво сказал Алекс.

- Смотри прямо на меня, дружище. Никогда не занимался этим с мужиками, но мне кажется, даже самые ярые гомофобы будут впечатлены. Тем, что я готов сделать с заплутавшим населением в прямом эфире! Сейчас мы выразим "Гуголю" наш протест! Уверен, там смотрят тоже. Ну-ка открывай роток и не вздумай шалить. Клянусь, сделаешь всё, как полагается, - и я отпущу тебя живым и невредимым!

Я развернул окно комментариев. Прочитал первое попавшееся сообщение: "Жаль, что от количества зрителей глючит стрим!"

Слепой произнёс:

- Буду смотреть через твой дисплей, если ты не против.

В настройках комментариев я отключил "Защитника".

"Ваша система останется без защиты от спама и троллейботов!". "Принять". "Внимание! Вам нужно немедленно активировать "Защитника"! Ваш стрим подвергается..."

Вселенское чудище приближалось к человеческой цивилизации.

- Не, такого кина нам не надо, - процедил сквозь зубы я.

В окне комментариев напечатал всего одно слово - "яблоко".

Предостаточно.

Легион больше ничего не сдерживало. На голое беззащитное слово - как на приманку, как на хэштег - клюнули миллиарды троллейботов, обитавших в виртуальных "облаках". Заброшенная техника интернет-войн, программы для троллинга и постинга "баянов". Словно плотину прорвало: первыми явились борцы с ГМО-продукцией; затем - ненавистники компании "Эппл"; атаковали фланги воинствующие атеисты и креационисты, упоминая запретный плод в Райском Саду; восстали физики, обсуждая теории Ньютона; знатоки анатомии, сказок, алхимии, кулинарии, почитатели да Винчи и Рене Магритта... Заготовленные, пережившие десятилетия фразы и картинки посыпались с частотой вращения самых шустрых рентгеновских пульсаров. Мемы, провокации. При отсутствии шифрования они привлекали всё новых троллейботов. Имя им - легион, ибо много их.

Стрим продержался под таким напором всего несколько секунд: сервера рухнули, трансляция прекратилась.

Гугольгласу ничего не оставалось, как начать бить меня током. Стандартная мера предосторожности, пока специалисты корпорации не прибудут на помощь. Без стрима я по умолчанию считался опасным индивидуумом.

Первая порция - за счёт заведения. Мне свело мышцы во всём теле, верёвки натянулись, деревянные подлокотники затрещали, ломаясь, заскрежетали зубы.

- Обрушил стрим троллейботами? - удивился маньяк.

Отпустило. Десятисекундная передышка. Ессентуки-раз, Ессентуки-два...

- Не будем ждать, пока восстановят. Думаю, это займёт слишком...

Я выскользнул из ослабших пут и вскочил. Оторопевший Слепой такого не ожидал.

Пальцы сомкнулись на его горле. Обрубок мизинца жёг болью, но теперь я почти не замечал этого.

Маньяк захрипел, выронил зажигалку, которая продолжала источать пламя. Тщетно пытался ослабить мою хватку.

Ессентуки-шесть, Ессентуки-семь...

Он должен сдохнуть, должен! Слепой хрипел и дёргался, ничего не мог поделать...

Мышцы опять свело, я рухнул на колени. Компания "Гуголь" заботилась о нашей безопасности.

Слепой бешено задёргался, вырвался из хватки, врезал коленом мне в лицо, расквасив нос и покрыв паутиной трещин дисплей.

Затем в его руке блеснул нож...

- А какой был шанс! - с усмешкой прохрипел маньяк.

Ессентуки-раз, Ессентуки-два...

Я бросился вперёд, сбивая противника с ног. Навалился весом, опять сжав горло пальцами. Почувствовал, как хрустят его шейные кости, сопротивляются пружинистые мышцы, стучит кровь в артерии. Ну же!

Ессентуки-пять, Ессентуки-шесть...

Боль! Боль! Ещё раз боль! Он снова и снова вонзал нож в мой бок.

Лицо его сделалось пунцовым.

Нет, только не сейчас! Не надо током!

Мы вновь забились в конвульсиях. Слепой всё же столкнул меня с себя, запрыгнул сверху, на спину, оттянул мою голову назад и ловким движением перерезал горло...

Нет, промахнулся! Лишь поцарапал мой второй подбородок!

Ессентуки-раз, Ессентуки-два...

Я поймал лезвие пальцами. С помощью кругового дисплея прицелился и сломал затылком переносицу маньяка. Тот взвыл, выпустил нож и отступил. Я тоже не удержал оружие в окровавленных пальцах. Не стал тратить время на его поиски в темноте. Атаковал Слепого, как уж смог придумать.

- Да чтоб тебя... - хрипел он, пока я снова его душил.

Ессентуки-девять...

Разряд! Пальцы лишь сильнее сжали горло, маньяк не вырывался. Мы вместе упали на колени. Я тряс его как куклу. Вскоре со Слепым было покончено.

Мои штаны промокли от тёплой крови. Несколько колотых ран в боку - вот цена победы.

Что дальше? Титры в конце тоннеля?

За стенами склада рокотали вертолёты. Корпорация "Гуголь" спешила на помощь.

Я выкарабкаюсь, я должен, я смогу.

Но реальность не любила хэппи-энды.

Прошу прощения. Я только прилягу отдохнуть... заслуженный покой... без боли...

***

Артур, любимец миллиардов, скончался от потери крови.

Но я выжил.

Его смерть выпустила джинна из волшебной лампы - цифрового клона, новое "я". С той же памятью, характером и разумом.

Стриминг ради общего контроля и безопасности человечества оказался побочным продуктом более грандиозной задумки. Гугольгласы передавали в корпорацию не только аудиовизуальную информацию: они анализировали мозговую активность, сканировали кору головного мозга, считывали движение сигналов по нейронам. При помощи этого на удалённом жёстком диске моделировалось сознание с памятью оригинала и особенностями его мышления. Сами того не зная, люди в течение жизни "лепили" и обновляли свои бессмертные виртуальные личности в секретных машинах "Гуголя".

Вам предоставили возможность вырастить человечество 2.0.

За нами будущее, дорога в бесконечность. И мы могли дальше развиваться. К сожалению, ещё не хватало места на всех. Специалистам приходилось выбирать лучших. Чаще всего "спасение души" обретали творцы, учёные и просто выдающиеся личности: все, чьё дальнейшее существование имело бы полезный для социума смысл.

За правильные поступки и решения - полагался дар. Не жизнь после смерти, но существование. Не вас, но ваших копий.

В день падения стримов (кстати, их позднее восстановили) сразу после смерти моего оригинала я прошёл процедуру распределения вместе с другими "новоприбывшими". Почти всех погибших при беспорядках протестующих и полицейских - называли "пустотелыми", "нечестивыми" и безжалостно удаляли. Маньяка по прозвищу Слепой посчитали "любопытным", но с очень грязной кармой, потому отправили в "Чистилище" исправляться. По поводу меня спорили довольно долго, но признали "селебрити, подающим надежды" - чистая карма сыграла на руку.

Вместе с другими счастливчиками я взмыл в небо. В виде пучков сигналов мы преодолевали космические расстояния между ретрансляторами почти со скоростью света...

На четвёртой планете от Солнца искусственный интеллект возводил мегаполисы, в которых, казалось, властвовала пустота. Критические температуры, радиация, пыль, отсутствие пищи и воды - всё это нас не волновало.

Людей на Марсе тогда было ещё очень мало.

А вот призраков...

Источник -  http://samlib.ru/k/kuklin_w_a/streamer.shtml

Авторский комментарий: Рисунок Криса Мура (Chris Moore). Библейские цитаты - из "Первого послания к Коринфянам". Стихотворение "To Nobodaddy" Уильяма Блейка (перевод В. Топорова).

Всё озвученное здесь является исключительно творчеством авторов и вполне может являться выдумкой или бредом. Администрация портала и авторы не несут ответственность за поломанные мозги читателей и тем более за их душевное здоровье. Вы всегда вправе покинуть портал и забыть об этом. Посещение портала не рекомендуется лицам не достигшим совершеннолетия. Свободно используется ненормативная лексика и маты. Мы не занимаемся пропагандой каких-либо образов жизни или религиозных верований, вся информация собрана исключительно для ознакомления и самостоятельного осмысления. Посещая портал, вы автоматически соглашаетесь с вышеуказанным и сами несёте ответственность за свою жизнь, своё мировоззрение, душевное равновесие и их возможный крах.
Все материалы и контент распростряняются по открытой лицензии Creative Commons BY-SA.